Рекламный баннер 980x60px ban1
70.99
82.64
Рекламный баннер 468x60px main1

От косовского неспокойствия неспокойно и в Брюсселе

Станислав Смагин, политолог

Балканы – регион, где традиционно не совсем спокойно, разница лишь в градусе этого неспокойствия, от «чуть-чуть» до «совсем». В последние месяцы градус превысил средние показатели. Сначала очередной кризис охватил Боснию и Герцеговину, где Республике Сербской противостоит община бошняков и ее международные покровители. Теперь эскалация, и опять же очередная, настигла косовскую проблему. Примечательно, что случилась она через очень короткое время после визита в Белград и Тирану германской «уходящей натуры», фрау Меркель, рисовавшей радужные картины интеграции Западных Балкан в ЕС с очень, однако, туманной конкретикой в плане конкретных дат.

Зачином обострения стала так называемая «номерная» проблема. Суть ее в следующем. Пять лет назад сербы и косовары подписали временное соглашение о номерных знаках. В нем говорилось, что автомобили, въезжающие из «основной» Сербии на территорию сепаратистского образования с  сербскими номерами, проезжают без каких-либо специальных удостоверений. При этом правила въезда косоваров в Сербию отличались для разных групп номеров. Первая группа— с маркировкой «KS», носящей нейтральный статус и действующей со времен до провозглашения Приштиной независимости: с  такими номерами въехать на территорию Сербии было можно без каких-либо дополнительных условий. С номерами группы, предусматривающей маркировку «RKS», то есть уже «независимого Косово» — въезд в Сербию был заблокирован;  владельцам приходилось приобретать временные номера сроком на два месяца.

Косовский вице-премьер Бислими заявил о нежелании Приштины пролонгировать это соглашение и о принятии  встречных мер в отношении машин с сербскими номерами сербских городов, то есть принуждении к покупке временных косовских номеров за пять евро на два месяца. 20 сентября во исполнение этого решения подразделения косовских силовиков вошли в пограничную зону между краем и «основной» Сербией и начали скручивать с машин сербские номера, принудительно прикручивая сепаратистские. Операция, кстати, произошла с грубейшим нарушением еще одного соглашения, согласно которому косовские спецподразделения могут входить на пограничные территории, компактно населяемые сербским большинством, лишь с согласия их муниципальных властей и международной миссии KFOR.

Действия косоваров создали гигантский затор на границе, в который попали, например, машины скорой помощи и грузовики с гуманитарными грузами. В ответ косовские сербы стали строить баррикады, блокируя маневры бронетехники силовиков, а со стороны Белграда по решению президента Вучича к границе пошли войска.

Следующие несколько дней прошли под знаком последовательного нагнетания напряженности и одновременно чередования агрессивных акций с мирными инициативами. Вучич заявил, что Белград не даст в обиду соплеменников на косовской территории, и обратился к ЕС с вопросом, когда же наконец заработают Брюссельские соглашения о создания Сообщества сербских муниципалитетов Косово и тут же констатировал, что диалог с Приштиной под эгидой Брюсселя бесперспективен. Косовский премьер Курти предложил компромисс в виде взаимной отмены временных номеров – ради этого, видимо, все и затевалось. Он заявил о готовности к диалогу, в том числе при европейском посредничестве, но не в ущерб интересам Приштины. Наконец, в самом ЕС (и заодно НАТО)  всячески призывали к деэскалации, взаимному выводу войск и силовиков из пограничной зоны, выражали готовность к миротворчеству. При этом призывы и прочая активность начались не после акции косоваров, а лишь после адекватных ответных мер Белграда.

В итоге к вечеру 27-го сентября концентрация сербских войск на границе достигла весьма серьезных величин. Накануне группировку посетили министр обороны и начальник Генштаба в сопровождении российских посла и военного атташе. Вучич обратился к НАТО с фактическим ультиматумом: или ваши миротворцы выполняют свой долг и, собственно, принуждают Приштину к миру, либо это сделают сербские военные.

Приштина также выражает готовность идти при необходимости до конца. Поддержать в этом ее должен был прилетевший с экстренным визитом албанский премьер Рама. Правда, здесь все пошло не совсем по плану. Только что на Генассамблее ООН призывавший мировое сообщество к окончательному признанию Косово, непосредственно на месте событий он стал расхваливать инициативу Вучича по балканскому «мини-шенгену» и говорить, что интеграция Балкан косовской независимости не помеха. Вероятно, Рама, только что сформировавший прогрессивное левое правительство в духе европейских ценностей (более ¾ заняли женщины) в данный момент считает задиристых единокровных соседей помехой на пути собственной политики.

Отдельно, конечно, стоит сказать о позиции США. Американское посольство в Приштине призывает стороны конфликта к сдержанности. При этом общая линия политики Вашингтона по косовскому вопросу, которая в свете сербофобии Байдена и прогнозировалась на время его президентства в соответствующем ключе, сейчас выглядит скорее невнятно расплывчатой. Занятные тактические пируэты типа завоза афганских беженцев в Косово, Албанию и Северную Македонию сочетаются со стратегическим «перекуром».

Сербский премьер-министр Ана Брнабич по итогам недавних переговоров с небезызвестной Викторией Нуланд, ныне трудящейся на посту замгоссекретаря США по политическим вопросам, привела следующие ее слова: в Вашингтоне примерно понимают суть текущей косовской ситуации, но экспертная группа по данному вопросу еще не сформирована. Брнабич дипломатично выразила надежду, что в ближайшее время группу все-таки сформируют, добавив, что американская позиция гораздо четче европейской (один тезис кажется слегка противоречащим другому).

Бывший представитель Трампа по косовскому вопросу Ричард Гренелл говорит на правах американца о том же самом без лишнего политеса. Его ужасает равнодушие Байдена к разрешению конфликта Белграда и Приштины, да и вообще к Балканам – в речи «сонного Джо» на Генассамблее ООН регион не был упомянут ни разу. Правда, нынешний представитель США по Западным Балканам Габриэль Эскобар, назначенный меньше месяца назад, буквально 27-го числа заявил,  что Байден настроен разрешить конфликт до конца своего срока. За счет чего – особо не конкретизируется.

Вероятно, основную тяжесть работы по косовской повестке предстоит взять на себя европейцам и конкретно Германии, в которой сейчас после выборов в бундестаг наступает временное междуцарствие, вернее "междуканцлерье"8. Годами они разыгрывали вялотекущий хитрый план с контролем над Западными Балканами и одновременным недопуском их (и в первую очередь Косово) к благам юридической евроинтеграции. А сейчас - столкнулись с вероятностью резкого разруба гордиева узла. Предотвращать ли эту угрозу? Допустить, но с фиксацией итога в свою пользу? Как зафиксировать итог в свою пользу и вообще определить ее критерии в условиях резкого сжатия времени и спутывания карт? Эти вопросы сейчас волнуют в Берлине, Брюсселе и Париже многих. Впрочем, вероятно, полномасштабные боевые действия все же не состоятся, и игры продолжатся в том же русле, пусть и с определенной перезагрузкой вводных.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рекламный баннер 468x60px main2
Рекламный баннер 240x200px right1
Рекламный баннер 240x200px right2
Рекламный баннер 240x200px right3